Образ и репутация принцессы Дианы в обществе менялся десяток раз за все годы, пока она была принцессой и 20 лет после ее смерти. В этот юбилей, кажется, слишком многое стало достоянием общественности и, если это не фальсификация, перед нами предстает новая Диана — одинокая и заброшенная, девушка и женщина, которую принесли в жертву.

Биограф леди Ди Эндрю Мортон, который написал несколько книг о жизни и смерти принцессы к юбилею ее гибели обнародовал частные аудиозаписи, якобы взятые из архива личного психолога принцессы. Это похоже на правду, ведь на звуковой дорожке действительно голос Королевы Сердец. И то, что этот голос говорит, открывает нам совершенно новую сторону жизни принцессы Дианы.

О булимии

Я заболела булимией сразу же после помолвки. Я очень нервничала из-за Камиллы, а тут еще Чарльз намекнул, что у меня лишний вес. Когда приступ случился в первый раз, я почувствовала облегчение, освобождение и подумала, что все прошло. Но приступы булимии продолжались до самой свадьбы. В феврале с меня снимали первые мерки для свадебного платья, обхват моей талии был 74 см, в день свадьбы — 59 см.

О безразличии принца Чарльза

Сразу же после официального объявления о помолвке Чарльз улетел в тур по Новой Зеландии и Австралии. Он ни разу не позвонил пока отсутствовал. Ни разу. Я оправдывала его в моих же глазах… Я многое тогда оправдывала…

Журналисты преследовали меня почти все время с тех пор, как мы объявили о помолвке. Это было ужасно, мне приходилось входить и выходить через черный ход, мне помогали подруги, я занавешивала окна простынями, я ведь девушка.

Ни Чарльз, ни его семья не сделали ничего, чтобы остановить преследование меня журналистами. Зато о Камилле я слышала как он однажды сказал «Бедняжка Камилла, папарацци осадили ее дом». Я спросила сколько их, он ответил четыре человека. Четыре! Под моими окнами их было не меньше тридцати четырех! Я ничего ему не сказала, снова я решила, что справлюсь со всем сама.

О Камилле Паркер Боулз

Я была совершенно одна после помолвки и должна была готовиться к свадьбе. Я переехала в Букингемский Дворец. Как все были холодны со мной!

Почти в это время я узнала, что мой будущий муж отправил Камилле цветы с пожеланиями скорейшего выздоровления, она болела менингитом.

За несколько часов до его отлета в Австралию мы разговаривали в его кабинете, зазвонил телефон. Я знала, это была она. Я была в растерянности, он не положил трубку, а продолжал разговаривать с ней. Я подумала «Что мне стоит сделать? Покинуть кабинет из приличия или остаться здесь на правах его невесты?» Я выбрала вежливость и вышла… Это разбивало мне сердце.

В другой раз я отстояла свою позицию и напомнила о том, кто я есть. Я слышала как он говорил с ней, запершись в ванной. Он сказал «Я всегда буду любить тебя чтобы ни произошло». Какое-то время спустя, я припомнила ему этот разговор. Была ужасная ссора…

Мои «доброжелатели» донесли мне, что у Чарльза есть подарок для Камиллы и он собирается подарить его ей за пару дней до нашей свадьбы… Я своими глазами видела этот браслет, цепочка со вставкой из эмали, а на ней гравировка «ГиФ» (Глэдис и Фред — «подпольные» имена принца Чарльза и Камиллы Паркер Боулз).

О себе

Я поняла — Чарльз нашел жертвенную овцу, которую он принесет в жертву своей матери, чтобы она успокоилась и не трогала его.

В понедельник у нас была репетиция венчания в соборе Св. Павла… В это время я полностью осознала то, на что иду.

Когда мы вышли из собора, Чарльз исчез, я спросила охранника где он. Джонни ответил, что принц обедает. Но я знала — он с Камиллой. В тот день он вручил ей браслет.

Одна, я пошла наверх к своим сестрам. Я сказала им в отчаянии, что не могу этого сделать — не могу выйти за Чарльза.

Они ответили:

«Не повезло тебе, отступать поздновато — ваши лица на всех салфетках этой страны».